Муки выбора

Ну что же, теперь официально: I’m dead inside. В выходные сходила на детское вскрытие. Точнее на два. И ничего. Ничего я не чувствую на вскрытиях вообще. Ни на взрослых, ни на детских. Только любопытство и интерес. Интересен и сам процесс вскрытия, и причина смерти, и тонатогенез, и патогенез заболевания. Первый случай: плод 35 недель, тотальная отслойка плаценты (мгновенная гибель плода, т.к. к нему от плаценты через пуповину перестает поступать кровь). Второй случай: аборт на 14 неделе, порок развития менингоэнцефалоцеле (порок развития черепной коробки, при котором часть мозгового вещества оказывается за ее пределами в кожном мешке – черепно-мозговая грыжа). Мне становится так интересно, что этот интерес он все затмевает. И мне немножко стыдно даже. И я в общем-то не знаю нормально ли это. Это уже проф. деформация? Или может быть проф. адаптация (такое есть вообще?) Или это с самого начала так было у меня? 

Менингоэнцефалоцеле

С первого курса я пытаюсь найти себя в медицине и определиться с будущей специализацией. Иногда мне до сих пор кажется, что это просто невозможно – выбрать что-то одно! Не знаешь за что браться и куда бежать.

Тогда же я решила просто методом перебора пробовать все, до чего смогу дотянуться. С первого курса я дежурила и бегала на операции в колопроктологию (улет, кстати, до сих пор вспоминаю с улыбкой). Летом после первого курса начала дежурить в общей хирургии, довольно много туда ходила, много ассистировала, видела всякое:  аппендэктомии и холецистэктомии, всякие спайки и непроходимости, раки желудка, поджелудочной и кишечника, лапароскопические и открытые операции, даже сходила на щитовидку один раз. Еще дежурила в приемном отделении с нейрохирургами, шила у них там рваные раны головы (ну не одной головы, конечно же). Потом я попала в травму, там переломы всякие, шины, гипсы, ортопедия. Потом ходила и в хирургию, и в травму, и приемник одновременно.

Этим летом я практиковалась в терапии, училась делать всякие манипуляции и начала бегать на вскрытия. Потом помогала в нефрологии (почки) и бегала в урологию на биопсии почек. Один раз даже целый день провела в отделении гнойной хирургии на операциях.

Теперь вот учеба началась и сейчас у нас идет уже третий цикл акушерство (на роды так и не сходила L). А я снова на вскрытия бегаю…

В общем, прошел уже месяц 4-го курса, а я все еще не определилась и очень переживаю. Точнее вроде как почти определилась, но боюсь ошибиться. Я весь сентябрь ходила по разным кружкам, смотрела, слушала. И да, я-таки выделила три направления. Онкология, патан, судмед. И ближе всего мне патологическая анатомия с примесью онкологии… онко-морфология. Дааа, я всерьез подумываю стать патологоанатомом. Это не шутка. 

На вскрытиях мне всегда нравилось. Мне и доктор нравится, к которому я ходила. Хожу до сих пор. Он не просто вскрывает молча, а я в это время должна быстро догадаться, что происходит  и что он там обнаружил. Нет, он рассказывает мне каждый шаг, задает мне вопросы, заставляет меня включаться, напрягаться и вспоминать, думать, соображать. Он к тому же веселый. После вскрытий мы смотрим препараты. В микроскоп. Я правда мало, что вижу, ну в смысле я вижу и чаще всего узнаю орган, но процесс, заболевание… пока очень трудно. Жалко мало практики в универе было. Ну, все с опытом приходит. Я надеюсь.

На самом деле представления о патологоанатомах довольно стереотипные, даже у студентов медиков. Ну, пока им не расскажут как там на самом деле обстоят дела. Но нам-то хотя бы рассказывают. А вам кто это расскажет? 

Многие думают, что патологоанатом (а за рубежом он называется патолог, и мне так больше нравится) только вскрытиями занимается. И люди в ужасе отшатываются от меня, если я вскользь упоминаю сферу своих интересов. Вкрадчиво произносишь волшебные слова «патологоанатом» или «судмедэксперт» и все, они уже крутят пальцем у виска, причисляя меня к маньякам_почти_убийцам. В действительности вскрытия (у вскрытия есть красивое название – аутопсия) и исследования трупов с целью установления посмертного диагноза занимают порядка 10-20% рабочего времени патолога. На самом деле, как я поняла, можно и договориться и если нравится вскрывать, то делаешь это чаще, если нет – реже. Кстати сами патологи не вскрывают (взрослых людей, а детей – детские патологи вскрывают самостоятельно), это делают санитары, они же извлекают органокомплексы, а патолог уже исследует внутренние органы в поисках заболеваний. Ставится диагноз или фиксируется расхождение с клиницистами, если такое имеется. Ну то есть на вскрытии становится понятно, правильно ли было диагностировано заболевание и от того ли лечили пациента. Представляете как это здорово: понимать, что именно и почему пошло не так, или, если не все так однозначно, пытаться это выяснить, как в детективе! Вот, кстати, еще сам Гален вскрывал трупы животных, чтобы описать посмертные изменения в тканях и органах, людей-то тогда нельзя было вскрывать. А в 20 веке, во времена развития оптики и гистологии, Рудольф Вирхов (отец патологии) сказал, что все болезни — это результат видимых изменений клеток.

Ах да, это все если смерть была ненасильственная. В противном случае, вскрытие проводит судебный медицинский эксперт.

Про несоответствия: один раз к нам на аутопсию пришли из урологии за коралловидным камнем из почки, в музей хотели забрать. Открываем почку, а камня нет, а на УЗИ ведь был. Загадка. Во второй почке тоже ничего не нашли…

Другая и бóльшая часть работы патолога это микроскопическое исследование прижизненно взятых биопсийных материалов. От родинок до целых органов. От срочных, взятых прямо в операционной, когда хирурги даже не размываясь ждут результатов, потому что от этих результатов зависит дальнейший ход операции (мы так ждали один раз, оказалось, что рак и пришлось просто пациента зашить) до разных несрочных плановых биопсий, из всех возможных органов. Например, пришел мистер Х к врачу, тот обнаружил у него какое-то образование в почке, хирурги-урологи взяли кусочек этого образования и отправили на исследование к патологу! Или родинку, или полип из кишечника, реально — что угодно! А патолог уже скажет, что это: полип не полип, рак не рак, киста не киста, какого типа и т.д. Ну то есть он на клеточном уровне определяет заболевание, а иногда это очень трудно, особенно с опухолями. От диагноза патолога зависит очень многое: и жизнь пациента и дальнейшее его лечение. Он как серый кардинал! О нем никто не знает, но без него никуда и он всем рулит. И получается, что почти каждый второй хотя бы раз за свою жизнь  обследовался у патолога, но даже и не подозревал об этом.

Это все очень интересно! Это как гистология, которую я обожала на 2 курсе, только тогда у нас была норма, а теперь сплошные патологии. И еще мне нравится это направление тем, что патологу нужно знать все, он должен быть специалистом по всем болезням!! По всем болезням и органам. 

Кстати, про проф.деформацию, если выбрать это направление — патологическую анатомию, то обратного пути не будет. По крайней мере пока. Не получится потом пойти в дерматовенерологом или нейрохирургом стать 🙁 законодательно это запрещено.

Так что, еще есть время подумать у меня, ведь все говорят, что я передумаю все 30 раз до конца 6 курса, но..